volya_volnaya: (Default)
[personal profile] volya_volnaya
Работала в одном со мной отделе Н – умная, прекрасно образованная, молодая, живая и прехорошенькая. Всегда с удовольствием прислушивалась к её рассказам и вовсе не потому, что рассказывает она прямо что-то такое очень загадочное, неизвестное, секретное, важное и пр., а только потому, как она это делает. Бывают такие люди, артистичнее от рождения. Вроде всё как у всех, слова самые обычные, никаких заумностей и сверхфантазий…а вот, удовольствие только от того, что они что-то такое говорят и говорят и говорят ) Н. как раз из таких будет. Чудесная )
Приходит как-то на работу и рассказывает, что в метро её спросили, какую книгу читает, над чем так заразительно смеётся…
Оказалось, что над книгой неизвестной мне тогда Люси Мод Монтгомери. И ещё узнала тогда же, что у Н. чуть не все книги этой канадской писательницы, а героиня их какая-то девочка Аня из Зелёных Мезонинов. Ну и зачитала она несколько фрагментов оттуда, после чего я тут-же выпросила у неё первую из книг.

Читать удавалось только в метро по дороге на работу и с работы и, минут по 10-15 перед самым сном. Помню, что пока читала повесть про ту рыжую Аню, путь на работу и с работы казался преступно коротким. И носом хлюпала, и в голос смеялась, привлекая стороннее внимание и провоцируюя вопросы – «А можно узнать, что это вы так читаете?». Было несколько раз, что уйдя с книжкой в корпоративную столовку и про обед забывала, и высочайшее начальство игнорировала - не признавала, так была увлечена.

Содержание? Милый ребёнок 10 лет, будучи приютской сиротой, по ошибке попадает на воспитание к уже пожилым брату и сестре, никогда не имевшим своих детей и решившимся взять из приюта на воспитание мальчика.
Мало что ребёнок, которого им прислали из приюта, оказался не мальчиком, а девочкой, так её ни одной своей чертой или характеристикой Аня не отвечает их представлениям и пожеланиям об идеальном воспитаннике. Но Аня, умеющая мечтать, воображать желаемое и радоваться каждой малости, и не умеющая держать и таить в себе обиды (которых ей довелось пережить немало), остаётся «на воспитание» в Зелёных Мезонинах.

И далее, просто рассказ о буднях и праздниках жизни Ани и её окружения.
Не подумайте, что я хлюпала носом, потому что в повести описание Анины страданий…НИЧЕГО ПОДОБНОГО!!!!! Я же сказала, что хлюпала носом от умиления….и ещё от сожаления, что в моём детстве не было такой книги. Наверное, её считали недостаточно высокоморальной или что-то вроде того… Жаль, что мне некому читать про Аню….буду читать сама…надеюсь. Продолжение не уступает самой первой повести.

Не могу обойтись без цитат (старалась покороче, но не получилось)


«…Жить возле ручья всегда было моей мечтой. Хотя я никогда не думала, что она сбудется. Мечты не часто сбываются, правда? А разве не чудесно было бы, если бы они всегда сбывались? Но теперь я чувствую себя почти совершенно счастливой. Я не могу быть совершенно счастливой, потому что… вот, какого это цвета, что вы скажете?
Она перекинула вперед через худенькое плечо одну из длинных блестящих кос и показала Мэтью. Мэтью не привык судить об оттенках дамских локонов, но в этом случае сомнений быть не могло.
— Рыжие, да? — сказал он.
Девочка уронила косу со вздохом, таким глубоким, что он, казалось, поднимался от самых ее стоп и давал выход всем многовековым скорбям.
— Да, рыжие, — сказала она с покорностью судьбе. — Теперь вы понимаете, почему я не могу быть совершенно счастлива? Никто не смог бы, если бы у него были рыжие волосы. Я не расстраиваюсь так глубоко из-за других вещей… веснушки, зеленые глаза и то, что я такая худая. Я могу вообразить, что всего этого нет. Я могу вообразить, что у меня цвет лица как лепестки розы и прелестные лучистые фиалковые глаза. Но я не могу даже в воображении избавиться от рыжих волос….»



«…Ну как? Тебе они нравятся? — спросила Марилла.
Аня стояла в комнате в мезонине, серьезно глядя на три новых платья, разложенных на кровати. Одно было из полосатого полотна табачного цвета. Материал выглядел так практично, что прошлым летом Марилла соблазнилась и купила его у разносчика. Другое было из сатина в черную и белую клеточку, который она купила зимой на дешевой распродаже; и еще одно — из жесткого ситца некрасивого голубого оттенка, который она купила на прошлой неделе в магазине в Кармоди.
Марилла сшила их сама, все три одинаково — прямая юбка, прямой лиф и рукава, такие же прямые, как лиф и юбка, и к тому же до невозможности узкие.
— Я буду воображать, что они мне нравятся, — сказала Аня спокойно.
— Я не хочу, чтобы ты это воображала, — возразила Марилла обиженно. — Я вижу, что платья тебе не нравятся! Но почему? Ведь они аккуратно сшиты, чистые, новые!
— Да.
— Тогда почему они тебе не нравятся?
— Они… они некрасивые, — сказала Аня неохотно.

— Некрасивые! — фыркнула Марилла. — Я не ломала себе голову над тем, чтобы придумывать тебе красивые платья. Я не собираюсь тешить твое тщеславие, Аня, прямо тебе говорю. Эти платья хорошие, скромные, практичные, без всяких там рюшей и оборок, и их тебе вполне хватит на это лето. Коричневое и голубое будешь носить в школу, когда начнутся занятия, а клетчатое — в церковь и воскресную школу. Надеюсь, ты будешь аккуратна и постараешься их не рвать и не пачкать. И мне кажется, что тебе следовало бы быть благодарной за то, что ты получила такие платья вместо своего старого, из которого давно выросла.

— О, я очень благодарна, — запротестовала Аня. — Но я была бы гораздо благодарнее, если бы… если бы вы сделали хоть одно из них с буфами на рукавах. Рукава с буфами — это сейчас так модно. Я испытала бы такую дрожь наслаждения, Марилла, если бы только надела платье с буфами на рукавах.

— Ничего, обойдешься и без дрожи. У меня было не так много ткани, чтобы шить рукава с буфами. И вообще я считаю эту моду просто смешной. Я предпочитаю рукава простые и скромные.

— Но я охотнее согласилась бы выглядеть такой же смешной, как все, чем оставаться единственной простой и скромной, — настаивала Аня огорченно.

— Да уж вижу!.. Повесь платья аккуратно в шкаф, а потом сядь и приготовь урок для воскресной школы. Я взяла для тебя учебник у мистера Белла. Завтра пойдешь в воскресную школу, — сказала Марилла и исчезла внизу, уязвленная до глубины души.
Аня заломила руки и остановила взгляд на платьях.

— Я так надеялась, что одно будет белое и с буфами на рукавах, — прошептала она безутешно. — Я даже молилась об этом, хотя и не очень верила в успех. Я так и думала, что у Бога не найдется времени, чтобы заняться платьем бедной сироты. Я знала, что все зависит только от Мариллы. К счастью, я могу вообразить, что одно из них из снежно-белого муслина с прелестными кружевными оборками, а на рукавах по три буфа….»


.

Profile

volya_volnaya: (Default)
volya_volnaya

August 2017

S M T W T F S
  12345
6789101112
1314 1516171819
20212223242526
2728293031  

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 05:01 pm
Powered by Dreamwidth Studios